18+

Гордыня в современном мире

Встречи, фотоотчеты, обсуждения встреч. Города, Республики, Страны. Наши совместные наработки.

Модераторы: Lever, навигатор, DK

Куратор темы: Lever

Гордыня в современном мире

Сообщение Lever » 15 окт 2010, 16:20

Отслеживание проявлений гордыни

Гордыня - удивительное качество в человеке. Оно удерживается на одном основном законе видения мира, а проникает почти во все области человеческого существования. Этот закон - ценность индивидуального отличия одного человека от другого и от всех. Если - человек живет этим законом (а живут им в разной степени почти все люди), то гордыня неизменно расцветает.

В эзотерической литературе Рудольф Штайнер даёт интересные сведения о начале появления этого качества на нашей планете. Он пишет, что когда-то люди были очень подобны, совсем не интересовались вопросом отличия друг от друга, имели неразрывную связь со своей душой, духом и Богом. Этой связью они жили в гораздо большей степени, чем отражением себя в глазах других людей. Потом появились в астрале Земли сущности, названные Люциферическими. Они долго и тщательно обрабатывали сознание людей, внедряя им идею о том, что отличаться от других своими достоинствами - нужное, ценное качество, к которому и надо стремиться. Эти сущности происходят, видимо, из антимира, из другой Вселенной. В конце концов, люди поверили их напевам и стали интересоваться отличиями, причем интересоваться эмоционально. Это даже толкнуло людей на каком-то этапе вперёд в развитии, ускорило их прогресс в ряде областей, но привело к столкновению и различным последствиям, в результате которых мир стал приближаться к его сегодняшнему состоянию.

Всё это было довольно давно - приблизительно во времена первой цивилизации на Земле - Арктиды. Люциферические сущности, окончив свою работу, обеспечили себе возможность получать энергию от тех людей, которые стали жить их законом и передавать его из поколения в поколение, от цивилизации к цивилизации. Они и сегодня питаются нами, когда мы проявляем качество гордыни. Люди любят доить коров и пить молоко, а кто-то любит доить чакры людей и пить эмоциональную энергию - в природе много удивительных параллелей.

В сегодняшней ситуации гордыня продолжает играть не только отрицательную, но в чем-то и положительную роль. Возьмем, к примеру, ситуацию, когда в школе слабого мальчишку держат за "шестерку", шпыняют, дразнят и так далее. Рано или поздно чувство собственного достоинства (это не гордыня, а природное качество), соединившись в нем с гордыней, гневом, возмущением, может взять верх над страхом, и он сбросит угнетателей. Здесь гордыня - двигатель эволюции. Однако для людей более высокого уровня духовного развития гордыня играет сегодня двойную роль. Положительная часть: гордыня толкает людей обгонять кого-то по умственному, физическому, эмоциональному развитию. Отрицательная часть - она возводит стенки между людьми, мешает чувствовать и понимать друг друга, приводит к ссорам и вражде.

Но вот если говорить о людях, стремящихся к духовной эволюции, то для них гордыня уже не стимул, а тормоз. Эти люди стремятся к единству, к духовной жизни, а фиксация на индивидуальных отличиях и накачка на себя эмоциональной энергии других людей приводит к стабилизации на невысоком уровне. Тонкие тела человека должны быть наполнены вселенской любовью, чистыми природными и космическими энергиями, если он хочет успешно продвигаться, а наполнение их эмоциональной энергией через гордыню и другие качества вроде страха, корысти сильно мешают продвижению.

Гордыня напоминает хитроумную грибницу, проникающую своими корнями-щупальцами в разные области человеческой психики. Это происходит с самого детства, когда ребёнку перетекает видение мира от родителей и окружающих. Фундамент закладывается в словах: "Ты же мальчик! Веди себя достойно", "Как тебе не стыдно, ты же хороший мальчик, нельзя жадничать, отдай девочке игрушку", "Придут гости, ты должен быть красиво одет и не стучи вилкой по тарелке - это неприлично" и т.д. Наше воспитание формирует гордыню с самого детства. Закон сравнения - основа основ. Следует правильно понять и увидеть суть этого явления. Прежде всего, надо увидеть, что гордыня - это хищник. Хищник, который охотится за энергией людей, предназначенной по природе своей совсем для других задач. Гордыня в нашем восприятии часто видится невинным хвастовством, игровым азартом, веселым выпендриванием перед другими людьми, но это всего лишь маскировка.

Ошо приводит один удачный и безжалостный пример, обнажающий хищную суть гордыни, её разрушительную силу. По улицам Нью-Йорка идут женщины и мужчины. Этой зимой в моде меховые жилеты. Некоторые женщины одеты в жилеты за 40 долларов, другие за 150, но встречаются жилеты и за 2000 долларов. Что побудило женщину отдать такие деньги за жилет? Мода? Хороший вкус? Но ведь красивый жилет можно купить и за сто или двести долларов.

Чтобы понять, в чём тут дело, давайте рассмотрим внутренние реакции людей и перераспределение эмоциональной энергии между ними. Женщина в норковом жилете чувствует подъём, силу, торжество, уверенность и превосходство. А другие женщины, глядя на нее, что чувствуют? Желание конкурировать, зависть, а некоторые - бессилие и подавленность. Именно такие энергии они отдают обладательнице норкового жилета за 2000 долларов. Именно за этими энергиями охотится ее гордыня, наполняющая ее чувством превосходства и торжества. Фокус в том, что чувство подавленности возникает от того, что многие из женщин, идущих по улице, никогда не имели такого жилета и иметь не будут, а обладательнице этого жилета именно это и доставляет удовольствие, так как она отождествлена со своей гордыней. Ей нравится держать других за горло, ей нравится пить их зависть и бессилие, а снаружи всё это замаскировано модой, хорошим вкусом, кокетством, очарованием и т.д.

Всмотритесь на такую глубину проявления гордыни у себя и своих знакомых. Надо только немного честности и смелости, чтобы провести эту работу и увидеть хищника лицом к лицу в глубине себя самого. Причём этот хищник охотится за энергией ваших же друзей, которых другой частью своего существа вы, возможно, любите...

Теперь рассмотрим процесс развития гордыни внутри человека. Предположим, что кто-то не умеет танцевать и давно хочет научиться. Вот он пришел в студию и начал работать. В начале всё его внимание и мысли были сосредоточены на движениях, музыке, ритме. Когда он чему-то научился, то появилось удовольствие от движений, от того, как перетекает в нём энергия вместе с музыкой. И вот тут из подсознания начали выходить интересные обрывки мыслей: "Как я красиво танцую! Надо будет показать знакомым!", "А они так не умеют...", "Пусть полюбуются, знай наших!" и тому подобное. Человек продолжает учиться танцевать, получает удовольствие, 90% его внимания сосредоточено на танцах, а 10% уже удерживает гордыня, становясь, конечно, стимулом для занятий, но стимулом не чистым с точки зрения духовного развития. Щупальцы гордыни быстро и незаметно для нетренированного сознания прокладывают себе дорогу в осваиваемую человеком новую область танцев, закрепляются в ней и начинают охотиться за энергией славы, блеска, престижа. Так живет человек с детского сада до пенсии, а дорогу для гордыни открывает закон сравнения, закон, гласящий: "Быть лучше кого-то в чём-то имеет смысл".

Одно дело, когда человек стремится быть совершеннее, т.е. развить свое сознание, быть ближе к Богу, к источнику существования, открыть тайны природы, войти в мир любви - это духовный стимул, а другое дело, когда человек стремится быть совершеннее, чтобы "утереть нос" Васе, Кате, Коле и другим. Если человек не научится очень ясно и чётко видеть в себе различие этих стимулов, распознавать их в каждый конкретный момент своего медитативного осознания, то его духовный прогресс не выйдет к высшим безличностным уровням бытия.

Ниже мы приводим несколько техник, которые можно предложить тем, кто собирается серьёзно работать со своей гордыней. Не всем подойдет одно и то же, тут надо пробовать и учиться постепенно.

1. Свободно научиться ходить по городу в самой бедной, неприглядной одежде, потом грязной, рваной и т.д.

2. Точно так же свободно и легко ходить по городу без изменения внутреннего состояния (сконцентрированного на духовности) в одежде самой богатой и модной. Можно занять её у знакомых.

3. Научиться свободно говорить о своих слабостях и недостатках с людьми, которые понимают такой уровень, и с теми, кто достаточно далёк от вас по жизненной линии, наработав это у вас не будет надобности играть престижные роли.

4. Не испытывать дискомфорт, когда в общении все разбираются в каком-то вопросе, а вы не разбираетесь, и не стесняетесь это показывать.


Таких техник можно придумать ещё много и их надо тренировать ежедневно, но следует помнить и главное - видеть коварство гордыни. Её тонкая игра строится на том, что, вытесняемая с одного уровня, она тут же стремится занять другой - причём более высокий. Это называется ловушка самоуничижения. В неё попадались многие мистики и религиозные деятели прошлого. Об этом писали христианские подвижники. Если, хотя бы где-то глубоко внутри идут мысли: "Я выше этих людей, ибо я могу выглядеть слабым, а они нет", то гордыня тут же подпитывается уже в новой области ваших наработок.

Настоящая отработка гордыни происходит тогда, когда вы в каждый момент времени видите свои внутренние импульсы: "Я лучше", "Я выше", "Я умнее", "Я хороший", "Я глубоко понимаю, тоньше чувствую", и за этими импульсами постоянно видите хищника внутри себя, охотящегося за вашей энергией и энергией окружающих. Для этого нужна честность, смелость и безжалостность по отношению к себе самому. Только такой глубокий холодный взгляд в себя уничтожает гордыню - она съёживается и медленно отступает из каждой области, куда вы проникли своим осознанием.

Обычную операцию делает хирург, и пациент лежит под наркозом в бесчувственном состоянии, а операцию по убиранию гордыни делает человек себе сам - в этом сложность.

И последний важный момент - гордыня как живое существо, как грибница из чужой вселенной, привитая нам, живёт в наших тонких телах и занимает там какое-то место. Если вам удастся добраться до неё и начать вытеснять, то образуется пустота внутри вас. Вместо гордыни туда что-то придет само, но, возможно, не сразу. Может быть, это будет любовь к миру, может радость жизни, может ещё что-то, но если оно не приходит сразу, то человек чувствует дискомфорт. Его было много, а стало меньше. Раньше у него был яркий мир, подчинённый его самоутверждению, соединённому с самореализацией, а теперь этот мир стал менее ярким.

При работе на этом участке пути можно делать сразу две вещи - с одной стороны развивать воинские качества, которые помогают переносить любые трудности, с другой - искать что-то, что есть у других людей, у которых мало гордыни и которые живут достаточно яркой и интересной жизнью. Внимательно наблюдая своих знакомых, вы увидите, что они имеют внутри какие-то энергии, живут какими-то законами, которые делают их мир богатым духовно и полноценным, а гордыни при этом у них мало. Желаем успеха!

Читтапад.
Аватара пользователя
Lever
****************
****************
 
Сообщения: 5814
Зарегистрирован:
16 окт 2006, 13:02
Откуда: Чехов, Подмосковье

Re: Гордыня в современном мире

Сообщение Миха » 16 окт 2010, 03:51

Воинские? Да ты - славянин Слава Ян и Инь( в отличие от меня: "Крест" Ян и инь) - только по одному твоему факту Рождения
Аватара пользователя
Миха
***********
***********
 
Сообщения: 1144
Зарегистрирован:
24 янв 2008, 18:55

Re: Гордыня в современном мире

Сообщение Иван Бавин » 16 окт 2010, 09:20

Lever, это гипертрофированное свойство, качество человека. В нормальном состоянии оно может носить имя - обратная связь. Если вам завязать глаза, закрыть уши...,то вы не сможете жить как человек безвнешней помощи.Любой шаг,любое действие должно быть завершено. Но завершение требует затраты энергии,времени... и наш ум ищет оптимальный путь с минимальными потерями... Или начинает халтурить, искать лжепуть. Можно,например, поступить в институт, попахать, попыхтеть, получить диплом... Но есть второй путь очень легкий. "Я и так умный, умнее всех на свете.ИзображениеПусть дураки учатся пашут".
Иван Бавин
********
********
 
Сообщения: 306
Зарегистрирован:
10 сен 2010, 16:53

Re: Гордыня в современном мире

Сообщение Lever » 16 окт 2010, 16:07

Иван Бавин писал(а):Любой шаг,любое действие должно быть завершено.

И что, без гордыни ни одно дело не может быть завершено? К чему Ваш пост?
Аватара пользователя
Lever
****************
****************
 
Сообщения: 5814
Зарегистрирован:
16 окт 2006, 13:02
Откуда: Чехов, Подмосковье

Re: Гордыня в современном мире

Сообщение Lever » 24 окт 2010, 06:03

- 15 -
ЧЁРНЫЕ ТЕНИ

Посидеть с доном Хуаном в полном молчании было для меня одним из самых замечательных переживаний из всего, что я знал. Мы удобно расположились в мягких креслах на задворках его дома в горах Центральной Мексики. Вечерело. Дул мягкий ветерок. Солнце опустилось за дом позади нас. Его угасающий свет создавал среди росших на заднем дворе больших деревьев причудливую игру зеленоватых теней. Деревья окружали дом дона Хуана, закрывая собою вид на город, где он жил. Это всегда порождало у меня ощущение того, что я нахожусь посреди дикой природы, отличной от безводной пустыни Соноры, но так или иначе дикой.

- Сегодня мы обсудим важнейший вопрос магии, - внезапно сказал дон Хуан, - и начнем с разговора об энергетическом теле. Он рассказывал мне об энергетическом теле бессчетное количество раз, говоря, что оно представляет собой конгломерат энергетических полей, зеркальное отражение того конгломерата энергетических полей, которые составляют физическое тело, видимое как поток энергии во Вселенной. Он говорил, что оно меньше, компактнее и выглядит более плотным, чем светящаяся сфера физического тела. Дон Хуан объяснял, что тело и энергетическое тело - это два конгломерата энергетических полей, сжатых воедино некой необычной связующей силой. Он всячески подчеркивал, что сила, объединяющая эти сгустки энергетических полей, является, согласно открытиям магов древней Мексики, самой загадочной силой во Вселенной.

Его собственное мнение заключалось в том, что она является самой сущностью всего космоса, суммой всего, что в нем есть. Он утверждал, что физическое и энергетическое тела являются единственными взаимодополняющими энергетическими конфигурациями в сфере человеческого бытия. Таким образом, он не признавал никакого другого дуализма, кроме того, что имеет место между этими двумя. Противоречия между телом и разумом, духовным и физическим он полагал [???] игрой воображения, не имеющей под собой никакого энергетического основания.

Дон Хуан говорил, что с помощью дисциплины каждый может сблизить энергетическое тело с физическим. Их отдаленность, вообще говоря, является ненормальным положением вещей. Коль скоро энергетическое тело пребывает в каких-то рамках, которые для каждого из нас индивидуальны, то любой человек с помощью дисциплины может превратить его в точную копию своего физического тела, то есть в трехмерную, плотную структуру. Отсюда проистекает идея магов о другом, или двойнике.

Кроме того, с помощью такого же процесса дисциплинирования любой человек способен превратить свое трехмерное, плотное физическое тело в точную копию своего энергетического тела - то есть в эфирный заряд энергии, невидимый человеческому глазу, как и любая энергия.

Когда дон Хуан рассказал мне всё это, первой моей реакцией было спросить, не говорит ли он о некоем фантастическом предположении. Он ответил, что в рассказах о магах нет ничего фантастического. Маги были практичными людьми, и все, о чем они говорили, было вполне здравым и реалистическим. По словам дона Хуана выходило, что кажущаяся невероятность того, что делали маги, объясняется тем, что они исходили из иной системы познания.

В день, когда мы сидели на задворках его дома в Центральной Мексике, дон Хуан сказал, что энергетическое тело имеет ключевое значение для всего происходящего в моей жизни. Он видел, что мое энергетическое тело вместо того, чтобы, как это обычно бывает, отдаляться от меня, с огромной скоростью приближается ко мне. По его словам, это было энергетическим фактом.

- Что же означает то, что оно ко мне приближается, дон Хуан? - спросил я.
- Это значит, что некая сила собирается вышибить из тебя дух, - улыбаясь, ответил он. - Могучая власть собирается войти в твою жизнь, и это не твоя власть. Это власть энергетического тела.
- Ты имеешь в виду, дон Хуан, что мною будет управлять некая внешняя сила?
- Существует множество внешних сил, управляющих тобой в этот самый миг, - ответил дон Хуан. - Власть, о которой я говорю, это нечто, невыразимое языком. Это одновременно и твоя власть, и не твоя. Ее нельзя классифицировать, но, несомненно, можно испытать. И прежде всего, ею, несомненно, можно управлять. Запомни: весьма полезно управлять ею, но, опять-таки, полезно не тебе, а твоему энергетическому телу. Но энергетическое тело - это ты, так что, пытаясь описать это, тут можно продолжать до бесконечности, подобно собаке, кусающей себя за хвост. Язык непригоден для этого. Все это выходит за пределы его возможностей.

Быстро стемнело, и листва деревьев, которая еще недавно становилась все более зелёной, казалась теперь густо-черной. Дон Хуан сказал, что если я пристально всмотрюсь в её черноту, но не фокусируясь, а особым образом посмотрев уголками глаз, то увижу быструю тень, пересекающую поле моего зрения.

- Теперь подходящее время суток, чтобы сделать то, о чем я тебя прошу, - сказал он. - Для этого требуется на одно мгновение напрячь внимание. Не прекращай, пока не заметишь эту быструю черную тень. Я увидел-таки некую странную черную тень, которая легла на листву деревьев. Это была то ли одна тень, двигавшаяся туда-сюда, то ли множество быстрых теней, двигавшихся то слева направо, то справа налево, то вертикально вверх. Они напоминали мне необыкновенных толстых черных рыб, как будто в воздухе летала гигантская рыба-меч. Зрелище захватило меня. В конце концов оно меня испугало.

Стемнело настолько, что листва перестала быть различима, но быстрые чёрные тени я всё ещё мог видеть.
- Что это, дон Хуан? - спросил я. - Я вижу быстрые черные тени, заполнившие все вокруг.
- А это Вселенная во всей её красе, - ответил он, - несоизмеримая, нелинейная, невыразимая словами реальность синтаксиса. Маги древней Мексики были первыми, кто увидел эти быстрые тени, так что они всюду преследовали их. Они видели их так, как их видишь ты, и они видели их как потоки энергии во Вселенной. И они обнаружили нечто необычное. Он замолчал и посмотрел на меня. Его паузы всегда были исключительно своевременны. Он всегда умолкал, когда у меня с языка был готов сорваться вопрос.
- Что же они обнаружили, дон Хуан? - спросил я. - Они обнаружили, что у нас есть компаньон по жизни, - сказал он, чеканя слова. - У нас есть хищник, вышедший из глубин космоса и захвативший власть над нашими жизнями. Люди - его пленники. Этот хищник - наш господин и хозяин. Он сделал нас покорными и беспомощными. Если мы бунтуем, он подавляет наш бунт. Если мы пытаемся действовать независимо, он приказывает нам не делать этого.

Вокруг нас была непроглядная тьма, и это, казалось, обуздывало мою реакцию. Будь сейчас день, я смеялся бы от всего сердца, в темноте же я был совершенно подавлен.
- Вокруг нас черным-черно, - сказал дон Хуан, - но если ты взглянешь уголком глаза, то всё равно увидишь, как быстрые тени носятся вокруг тебя.

Он был прав. Я всё ещё мог их видеть. Их пляска вызывала у меня головокружение. Дон Хуан включил свет, и это, казалось, обратило их в бегство.
- Ты благодаря лишь собственным усилиям достиг того, что шаманы древней Мексики называли "вопросом вопросов", - сказал он. - Я окольными путями подводил тебя к тому, что нечто держит нас в плену. Разумеется, мы пленники! Для магов древней Мексики это было энергетическим фактом.
- Почему же этот хищник "захватил власть", как ты об этом говоришь, дон Хуан? - спросил я. - Этому должно быть логическое объяснение.
- Этому есть объяснение, - ответил дон Хуан, - и самое простое. Они взяли верх, потому что мы для них пища, и они безжалостно подавляют нас, поддерживая свое существование. Ну, вроде того, как мы разводим цыплят в курятнике, они разводят людей в "человечниках". Таким образом, они всегда имеют пищу.

Я почувствовал, что моя голова болтается из стороны в сторону. Я не мог выразить своё недовольство и огорчение, но дрожь моего тела выдавала их. Я трясся с головы до пят безо всяких стараний со своей стороны.
- Нет, нет, нет, - услышал я свой голос. - Это бессмыслица, дон Хуан. То, что ты говоришь, - это нечто ужасное. Это просто не может быть правдой, ни для магов, ни для обычных людей, ни для кого.
- Почему? - тихо спросил дон Хуан. - Почему? Потому, что это приводит тебя в бешенство?
- Да, это приводит меня в бешенство, - отрезал я. - Это ужасно!
- Ну, - сказал он, - ты ещё не слышал всего. Подожди немного, посмотрим, каково тебе будет. Я собираюсь ошеломить тебя. Иначе говоря, я собираюсь подвергнуть твой рассудок массированной атаке, и ты не сможешь встать и уйти, потому что ты пойман. Не потому, что я держу тебя в плену, а потому, что нечто в твоей воле препятствует твоему уходу, в то время как другая часть тебя собирается прийти в настоящее неистовство. Так что возьми себя в руки!

Во мне было нечто, что, как я чувствовал, жаждало сурового обращения. Он был прав. Я не покинул бы его дом ни за что на свете. Но всё же мне совсем не была по вкусу та чушь, которую он нёс.

- Я хочу воззвать к твоему аналитическому уму, - сказал дон Хуан. - Задумайся на мгновение и скажи, как ты можешь объяснить противоречие между образованностью инженера и глупостью его убеждений и противоречивостью его поведения. Маги верят, что нашу систему убеждений, наши представления о добре и зле, нравы нашего общества дали нам хищники. Именно они породили наши надежды, ожидания и мечты по поводу успехов и неудач. Им мы обязаны алчностью и трусостью. Именно хищники сделали нас самодовольными, косными и эгоцентричными.
- Но как же они сделали это, дон Хуан? - спросил я, несколько [???] его словами. - Они что, нашептали нам всё это во сне?
- Нет конечно, что за глупости! - с улыбкой сказал дон Хуан. - Они действовали куда более эффективно и организованно. Чтобы держать нас в кротости и покорности, они прибегли к изумительному маневру - разумеется, изумительному с точки зрения воина-стратега. С точки же зрения того, против кого он направлен, этот маневр ужасен. Они дали нам свой разум! Ты слышишь? Хищники дали нам свой разум, ставший нашим разумом. Разум хищника изощрен, противоречив, замкнут и переполнен страхом того, что в любую минуту может быть раскрыт.
- Я знаю, что несмотря на то, что ты никогда не голодал, - продолжал он, - ты беспокоишься о хлебе насущном. Это не что иное, как страх хищника, который боится, что его трюк в любое мгновение может быть раскрыт и еда может исчезнуть. Через посредство разума, который в конечном счёте является их разумом, они вносят в жизнь человека то, что удобно хищникам. И таким образом они в какой-то мере обеспечивают свою безопасность и смягчают свои страхи.
- Не то чтобы я не мог принять всё это за чистую монету, дон Хуан, - сказал я. - Всё может быть, но в этом есть нечто настолько гнусное, что не может не вызывать во мне отвращения. Оно побуждает меня возражать. Если правда то, что они пожирают нас, то как они это делают?

Лицо дона Хуана озарилось широкой улыбкой. Он был доволен как ребёнок. Он объяснил, что маги видят человеческих детей как причудливые светящиеся шары энергии, целиком покрытые сияющей оболочкой, чем-то вроде пластикового покрытия, плотно облегающего их энергетический кокон. Он сказал, что хищники поедают именно эту сверкающую оболочку осознания и что, когда человек достигает зрелости, от неё остается лишь узкая каёмка от земли до кончиков пальцев ног. Эта каёмка позволяет людям продолжать жить, но не более того.

Будто сквозь сон до меня доносились слова дона Хуана Матуса о том, что, насколько ему известно, только люди обладают такой сверкающей оболочкой осознания вне светящегося кокона. Поэтому они становятся лёгкой добычей для осознания иного порядка, в частности - для мрачного осознания хищника.

Затем он сделал наиболее обескураживающее заявление из всех сделанных им до сих пор. Он сказал, что эта узкая каемка осознания является эпицентром саморефлексии, от которой человек совершенно неизлечим. Играя на нашей саморефлексии, являющейся единственным доступным нам видом осознания, хищники провоцируют вспышки осознания, после чего пожирают уже их, безжалостно и жадно. Они подбрасывают нам бессмысленные проблемы, стимулирующие эти вспышки осознания, и таким образом оставляют нас в живых, чтобы иметь возможность питаться энергетическими вспышками наших мнимых неурядиц.

Очевидно, в словах дона Хуана было что-то столь опустошительное, что в этот момент меня в буквальном смысле стошнило.

Выдержав паузу, достаточную для того чтобы прийти в себя, я спросил дона Хуана: - Но почему же маги древней Мексики, да и все сегодняшние маги, хотя и видят хищников, никак с ними не борются?
- Ни ты, ни я не можем ничего с ними поделать, - сказал дон Хуан упавшим голосом. - Всё, что мы можем сделать, это дисциплинировать себя настолько, чтобы они нас не трогали. Но как ты предложишь своим собратьям пройти через все связанные с этим трудности? Да они посмеются над тобой, а наиболее агрессивные всыплют тебе по первое число. И не потому, что они не поверят тебе. В глубинах каждого человека кроется наследственное, подспудное знание о существовании хищников.

Мой аналитический ум напоминал йо-йо, чертика на резинке. Он то покидал меня, то возвращался, то покидал опять и снова возвращался. Всё, что говорил дон Хуан, было нелепым, невероятным. И в то же время это было вполне разумным и таким простым. Это объясняло все противоречия, приходившие мне в голову. Но как можно было относиться ко всему этому серьезно? Дон Хуан толкал меня под лавину, которая стремилась навсегда сбросить меня в пропасть. Меня захлестнула очередная волна ощущения угрозы. Она не исходила от меня, а составляла со мной одно целое. Дон Хуан проделывал со мной нечто таинственным образом хорошее и в то же время пугающе плохое. Я ощущал это как попытку обрезать приклеенную ко мне тонкую плёнку. Его немигающие глаза смотрели на меня, не отрываясь. Наконец он отвел их и заговорил, не глядя больше в мою сторону.
- Как только сомнения овладеют тобой до опасного предела, - сказал он, - сделай с этим что-нибудь осмысленное. Выключи свет. Проникни во тьму; рассмотри все, что сможешь увидеть.

Он встал, чтобы выключить свет.

Я остановил его.
- Нет, нет, дон Хуан, - сказал я, - не выключай свет. Со мной все в порядке. Меня обуяло совершенно необычное для меня чувство - страх темноты. Одна мысль о ней стискивала мне горло. Я опредёленно знал о чём-то подспудно, но я ни за что на свете не коснулся бы этого знания и не извлек бы его наружу.
- Ты видел быстрые тени на фоне деревьев, - сказал дон Хуан, развернувшись в кресле. - Это прекрасно. Я хотел бы, чтобы ты увидел их в этой комнате. Ты ничего не видишь. Ты лишь улавливаешь мечущиеся картинки. Для этого у тебя хватит энергии.

Я страшился того, что дон Хуан может встать и выключить, свет, и он так и сделал. Две секунды спустя я расхохотался. Я не только уловил эти мечущиеся картинки, но и услышал, как они жужжат мне на ухо. Дон Хуан рассмеялся вместе со мной и включил свет.
- Что за темпераментный парень! - воскликнул он. - С одной стороны, ни во что не верящий, а с другой - совершеннейший прагматик. Тебе следовало бы разобраться с этой твоей внутренней борьбой. Не то ты надуешься, как большая жаба, и лопнешь. Дон Хуан продолжал уязвлять меня все глубже и глубже. - Маги древней Мексики, - говорил он, - видели хищника. Они называли его летуном, потому что он носится в воздухе. Это не просто забавное зрелище. Это большая тень, мечущаяся в воздухе непроницаемо черная тень. Затем она плашмя опускается на землю. Маги древней Мексики сели в лужу насчет того, откуда она взялась на Земле. Они полагали, что человек должен быть целостным существом, обладать глубокой проницательностью, творить чудеса осознания, что сегодня звучит всего лишь как красивая легенда. Но всё это, по-видимому, ушло, и мы имеем теперь трезвомыслящего человека.

Мне захотелось рассердиться, назвать его параноиком, но моё здравомыслие, всегда готовое взять на себя управление, вдруг куда-то исчезло. Что-то во мне мешало задать себе любимый вопрос: а что, если всё это правда? В ту ночь, когда он говорил мне это, я нутром чуял, что всё, что он говорит, - правда, и в то же время с такой же силой чувствовал, что всё им сказанное - сама абсурдность.
- Что ты говоришь, дон Хуан? - еле смог спросить я. Мне стиснуло гортань, и я с трудом мог дышать.
- Я говорю, что то, что выступает против нас, - непростой хищник. Он весьма ловок и изощрен. Он методично делает нас никчемными. Человек, которому предназначено быть магическим существом, уже не является таковым. Теперь он простой кусок мяса. Заурядный, косный и глупый, он не мечтает больше ни о чём, кроме куска мяса.

Слова дона Хуана вызывали странную телесную реакцию, напоминавшую тошноту. Меня словно бы вновь потянуло на рвоту. Но тошнота эта исходила из самых глубин моего естества, чуть ли не из мозга костей. Я скорчился в судороге. Дон Хуан решительно встряхнул меня за плечи. Я почувствовал, как моя голова болтается из стороны в сторону. Это сразу успокоило меня. Я более или менее обрёл над собой контроль.
- Этот хищник, - сказал дон Хуан, - который, разумеется, является неорганическим существом, в отличие от других неорганических существ, [???], для нас целиком. Я думаю, что будучи детьми, мы все-таки видим его, но он кажется нам столь пугающим, что мы предпочитаем о нем не думать. Дети, конечно, могут сосредоточить на нём свое внимание, но окружающие убеждают их не делать этого. - Всё, что остается людям, - это дисциплина, - продолжал он. - Лишь дисциплина способна отпугнуть его. Но под дисциплиной я не подразумеваю суровый распорядок дня. Я не имею в виду, что нужно ежедневно вставать в полшестого и до посинения обливаться холодной водой. Маги понимают под дисциплиной способность спокойно противостоять неблагоприятным обстоятельствам, не входящим в наши расчёты. Для них дисциплина - это искусство, искусство неуклонно противостоять бесконечности, не потому, что ты силён и несгибаем, а потому, что исполнен благоговения.
- И каким же образом дисциплина магов может отпугнуть его? - спросил я. - Маги говорят, что дисциплина делает сверкающую оболочку осознания невкусной для летуна, - сказал дон Хуан, внимательно всматриваясь в мое лицо, как будто стараясь разглядеть в нём какие-либо признаки недоверия. - В результате хищники оказываются сбиты с толку. Несъедобность сверкающей оболочки осознания, как мне кажется, оказывается выше их понимания. После этого им не остается ничего, как только оставить свое гнусное занятие. - Когда же хищники на какое-то время перестают поедать нашу сверкающую оболочку осознания, - продолжал он, - она начинает расти. Говоря упрощенно, маги отпугивают хищников на время, достаточное для того, чтобы их сверкающая оболочка осознания выросла выше уровня пальцев ног. Когда это происходит, она возвращается к своему естественному размеру.

Маги древней Мексики говорили, что сверкающая оболочка осознания подобна дереву. Если её не подрезать, она вырастает до своих естественных размеров. Когда же осознание поднимается выше пальцев ног, все чудеса восприятия становятся чем-то само собой разумеющимся. - Величайшим трюком этих древних магов, - продолжал дон Хуан, - было обременение разума летуна дисциплиной. Они обнаружили, что если нагрузить его внутренним безмолвием, то чужеродное устройство улетучивается, благодаря чему тот, кто практикует это, полностью убеждается в инородности разума, которая, разумеется, возвращается, но уже не такая сильная, после чего устранение разума летуна становится привычным делом. Так происходит до тех пор, пока однажды он не улетучивается навсегда.

О, это поистине печальный день! С этого дня тебе приходится полагаться лишь на свои приборы, стрелки которых оказываются практически на нуле. Никто не подскажет тебе, что делать. Чужеродного разума, диктующего столь привычные тебе глупости, больше нет.
- Мой учитель, нагваль Хулиан, предупреждал всех своих учеников, - продолжал дон Хуан, - что это самый тяжелый день в жизни мага, ведь тогда наш реальный разум, вся совокупность нашего опыта, тяготевшая над нами всю жизнь, становится робкой, неверной и зыбкой. Мне кажется, настоящее сражение начинается для мага именно в этот момент. Всё, что было прежде, было лишь подготовкой.

Меня охватило неподдельное волнение. Я хотел узнать об этом больше, но что-то во мне настойчиво требовало, чтобы я остановился. Оно наводило на мысли о неприятных последствиях и расплате; это было что-то вроде Божьего гнева, обрушившегося на меня за то, что я вмешиваюсь в нечто, сокрытое самим Богом. Я сделал титаническое усилие, чтобы позволить своему любопытству взять верх.
- Ч-ч-что ты подразумеваешь под "нагрузкой разума летуна"? - услышал я свой голос.
- Дисциплина чрезвычайно нагружает чужеродный разум, - ответил он. - Таким образом, с помощью своей дисциплины маги подавляют чужеродное устройство.

Утверждения дона Хуана сбили меня с толку. Я решил, что он либо явно ненормален, либо говорит нечто столь душераздирающее, что у меня внутри всё похолодело. Вместе с тем я заметил, насколько быстро я вновь обрел способность отвергать все им сказанное. После мгновенного замешательства я рассмеялся, как будто дон Хуан рассказал мне анекдот. Я даже слышал свой голос, говоривший: "Дон Хуан, дон Хуан, ты неисправим!" Дон Хуан, казалось, понимал всё, что со мной происходит. Он качал головой и возводил очи горе в шутливом жесте отчаяния.
- Я настолько неисправим, - сказал он, - что собираюсь нанести по разуму летуна, который ты в себе носишь, еще один удар. Я хочу открыть тебе одну из самых необычных тайн магии. Я расскажу тебе об открытии, на проверку которого магам потребовались тысячелетия.

Он взглянул на меня и ухмыльнулся.
- Разум летуна улетучивается навсегда, - сказал он, - когда магу удается подчинить себе вибрирующую силу, удерживающую нас в виде конгломерата энергетических полей. Если маг достаточно долго будет сдерживать это давление, разум летуна будет побежден. И это как раз то, что ты собираешься сделать - обуздать энергию, удерживающую тебя как целое.

Я отреагировал на это в высшей степени необъяснимым образом. Что-то во мне буквально вздрогнуло, как будто получив удар. Меня охватил необъяснимый страх, который я тут же связал со своим религиозным воспитанием. Дон Хуан смерил меня взглядом.
- Ты испугался Божьего гнева, не так ли? - спросил он. Успокойся. Это не твой страх; это страх летуна, ведь он знает, что ты поступишь в точности так, как я тебе говорю. Его слова отнюдь не успокоили меня. Я почувствовал себя хуже. Судорога буквально корёжила меня, и я ничего не мог с ней поделать. - Не волнуйся, - мягко сказал дон Хуан. - Я точно знаю, что эти приступы пройдут очень быстро. Разум летуна не столь силен.

Как и предсказывал дон Хуан, через какое-то мгновение всё закончилось. Сказать, в который уже раз, что я был сбит с толку, значило бы не сказать ничего. Со мной впервые, будь то в связи с доном Хуаном или нет, было так, что я буквально не мог понять, где верх, а где низ. Я хотел встать с кресла и пройтись, но был насмерть перепуган. Меня переполняли разумные суждения и одновременно детские страхи. Меня прошиб холодный пот, и я глубоко задышал. Откуда-то всплыла душераздирающая картина: мечущиеся чёрные тени, заполонившие всё вокруг меня.

Я закрыл глаза и опустил голову на подлокотник кресла.
- Не знаю, что и делать, дон Хуан, - сказал я. - Ты сегодня просто разбил меня наголову.
- Тебя терзает внутренняя борьба, - сказал дон Хуан. - В глубине души ты согласен, что не в силах спорить с тем, что неотъемлемая часть тебя, твоя сверкающая оболочка осознания, готова служить непостижимым источником питания столь же непостижимым существам. Другая же часть тебя всеми силами восстаёт против этого. - Подход магов, - продолжал он, - коренным образом отличается тем, что они не чтут договоренности, в достижении которой не принимали участия. Никто никогда не спрашивал меня, согласен ли я с тем, что меня будут пожирать существа с иным осознанием. Родители просто ввели меня в этот мир в качестве пищи, такой же, как они сами, вот и всё.

Дон Хуан встал с кресла и потянулся. - Мы сидим здесь уже четыре часа. Пора в дом. Я собираюсь поесть. Не присоединишься ли ты ко мне? Я отказался. В желудке у меня клокотало.
- Думаю, что тебе лучше было бы лечь спать, - сказал он. - Моя атака истощила тебя.

Меня не пришлось долго упрашивать. Я рухнул в кровать и уснул как мертвый. Когда я спустя какое-то время вернулся домой, идея летунов стала одной из наиболее навязчивых в моей жизни. Я пришел к пониманию того, что дон Хуан был совершенно прав насчет них. Как я ни пытался, я не мог опровергнуть его логику. Чем больше я об этом думал и чем больше разговаривал с окружавшими меня людьми и наблюдал за ними, тем более крепло во мне убеждение, что есть нечто, делающее нас неспособными ни на какую деятельность, ни на какую мысль, в центре которой не находилось бы наше "Я". Меня, да и всех, кого я знал и с кем разговаривал, заботило только оно. Не будучи в состоянии как-либо объяснить такое единообразие, я уверился, что ход мыслей дона Хуана наилучшим образом соответствовал происходящему.

Я углубился в литературу о мифах и легендах. Это занятие породило во мне никогда прежде не испытанное ощущение: каждая из прочитанных мною книг была интерпретацией мифов и легенд. В каждой из них обнаруживалось присутствие одного и того же склада ума. Книги отличались стилистикой, но скрытая за словами тенденция была в точности одной и той же; при том даже, что темой этих книг были столь отвлечённые вещи, как мифы и легенды, авторы всегда ухитрялись вставить словечко о себе.

Эта характерная для всех книг тенденция не объяснялась сходством их тематики; это было услужение самому себе. Прежде у меня никогда не было такого ощущения. Я приписал свою реакцию влиянию дона Хуана. Передо мной неизбежно возникал вопрос: то ли это он так на меня повлиял, то ли действительно всеми нашими поступками управляет некий инородный разум. И вновь я невольно стал склоняться к тому, чтобы отвергнуть эту мысль, и болезненно заметался, то соглашаясь с ней, то опять отвергая. Что-то во мне знало, что всё, о чём говорил дон Хуан, было энергетическим фактом, но в то же время что-то не менее значительное было убеждено, что все это чушь. Результатом этой моей внутренней борьбы стало дурное предчувствие - ощущение того, что на меня надвигается некая опасность.

Я предпринял обширное антропологическое исследование вопроса о летунах в других культурах, но нигде не нашел ничего подобного. Дон Хуан представлялся мне единственным источником информации по этому поводу. Когда я вновь встретился с ним, то тут же перевёл беседу на летунов.
- Я изо всех сил пытался быть рассудительным в этом вопросе, - сказал я, - но у меня ничего не вышло. Время от времени я чувствую, что полностью согласен с тобой насчет этих хищников.
- Сконцентрируй свое внимание на тех мечущихся тенях, что ты видел, - улыбаясь, сказал дон Хуан.

Я сказал дону Хуану, что эти мечущиеся тени собираются положить конец моей рациональной жизни. Я видел их повсюду. С тех пор как я покинул этот дом, я не мог уснуть в темноте. Свет совершенно не мешал мне спать, но, как только я щелкал выключателем, все вокруг меня начинало прыгать. Я никогда не видел устойчивых фигур и очертаний - одни лишь мечущиеся чёрные тени.
- Разум хищника ещё не покинул тебя, - сказал дон Хуан. - Но он был серьезно уязвлен. Всеми своими силами он стремится восстановить с тобой прежние взаимоотношения. Но что-то в тебе разъединилось навсегда. Летун знает об этом. И настоящая опасность заключается в том, что разум летуна может взять верх, измотав тебя и заставив отступить, играя на противоречии между тем, что говорит он, и тем, что говорю я.
- Видишь ли, у разума летуна нет соперников, - продолжал дон Хуан. - Когда он утверждает что-либо, то соглашается с собственным утверждением и заставляет тебя поверить, что ты сделал что-то не так. Разум летуна скажет, что всё, что говорит тебе Хуан Матус, - полная чепуха, затем тот же разум согласится со своим собственным утверждением: "Да, конечно, это чепуха", - скажешь ты. Вот так они нас и побеждают.

Мне захотелось, чтобы дон Хуан продолжил. Но он лишь сказал:
- Несмотря на то что атака завершилась еще в твой предыдущий приезд, ты только и можешь говорить, что о летунах. Настало время для маневра несколько иного рода.

10. АКТИВНАЯ СТОРОНА БЕСКОНЕЧНОСТИ - КАРЛОС КАСТАНЕДА
Аватара пользователя
Lever
****************
****************
 
Сообщения: 5814
Зарегистрирован:
16 окт 2006, 13:02
Откуда: Чехов, Подмосковье

Re: Гордыня в современном мире

Сообщение Lever » 07 ноя 2010, 10:41

Флоринда заставила меня нервничать очень интересным образом. В её присутствии я чувствовал странное беспокойство. Я бы без колебаний признал, что дон Хуан и Сильвио Мануэль заставляют меня нервничать и тревожиться, но там чувство совсем другое. Фактически, я боялся их, особенно Сильвио Мануэля. Он ужасал меня, и все же я научился уживаться со своим ужасом. Флоринда меня не пугала. Моя нервозность скорее была результатом того, что я был раздражен, опасаясь ее духовной живости. Она не смотрела на меня пристально, как это делали дон Хуан и Мануэль. Они всегда фиксировали на мне свой взгляд, пока я не отводил свое лицо с жестом покорности. Флоринда только поглядывала на меня. Её глаза постоянно переходили с одного на другое. Она, казалось, рассматривала не только мои глаза, но каждый сантиметр моего тела. Разговаривая, она бросала быстрые взгляды то на мое лицо, то на мои руки, то на свои ноги, то на крышу.
- Я вызываю у тебя чувство неловкости, не так ли? - спросила она.
Её вопрос застал меня врасплох. Я засмеялся. Ее тон не был угрожающим.
- Да, - сказал я.
- О, это совершенно понятно, - сказала она, - ты привык быть мужчиной, женщина для тебя - это нечто созданное для твоей выгоды. Женщина для тебя глупа, а тот факт, что ты мужчина и нагваль, ещё более всё усложняет.
Я почувствовал необходимость защититься. Я думал, что она слишком скорая на мнения дама, и хотел ей это сказать. Я начал длинную фразу, но сорвался почти немедленно, услышав её смех. Это был веселый, молодой смех. Дон Хуан и дон Хенаро все время смеялись надо мной, и смех их тоже был молодой, но у Флоринды была другая вибрация. В ее смехе не было спешки и не было давления.
- Я думаю, нам лучше войти внутрь, - сказала она, - там не будет никаких отвлечений. Дон Хуан уже водил тебя повсюду, показывая тебе мир; это было важно для того, что он должен был тебе говорить. Я должна говорить о других вещах, которые требуют другой обстановки.

Мы сели на кожаную кушетку в нише у веранды. В помещении я почувствовал себя лучше. Она сразу начала рассказывать свою жизнь.

Она сказала, что родилась в довольно большом мексиканском городе в богатой семье. Поскольку она была единственным ребёнком, родители портили её с самого рождения. Без малейшей ложной скромности Флоринда признала, что она всегда сознавала свою красоту. Она сказала, что красота - это демон, который множится и процветает при наличии поклонения. Она заверила меня, что может сказать без тени сомнения, что побороть этого демона труднее всего и если я посмотрю вокруг на тех, кто красив, то обнаружу самые изуродованные существа, которых только можно вообразить.

Я не хотел с ней спорить, но имел очень сильное желание сказать ей, что она все же догматична. Видимо, уловив мое чувство, она подмигнула мне.
- Они изуродованы, лучше проверь их, - продолжала она, - испытай их. Не соглашайся с их идеей, что они красивы и из-за этого важны, - и ты сразу увидишь, что я имею в виду.
Она сказала, что вряд ли может винить своих родителей или саму себя за своё поведение. Все вокруг неё, будто сговорившись, с самого младенчества давали ей возможность чувствовать себя важной и уникальной.
- Когда мне было 15, - продолжала она, - я считала, что являюсь величайшим, что когда-либо было на земле. Все так говорили, особенно мужчины.
Она призналась, что в отроческие годы она наслаждалась вниманием и связями с несколькими любовниками. В 18 лет она обстоятельно выбрала наилучшего мужа из не менее чем 11 серьёзных ухажеров. Она вышла замуж за Селестино - человека с большими средствами и старше ее на 15 лет.

Флоринда описывала свою замужнюю жизнь как рай на Земле. К тому огромному кругу друзей, которых она имела, она добавила друзей Селестино, и в результате получился большой и непрекращающийся праздник.

Блаженство её продолжалось, однако, всего 6 месяцев, которые пролетели незаметно. Всё пришло к внезапному и жестокому концу, когда она заразилась загадочной и уродующей болезнью. Её левая стопа, колено и икра начали раздуваться. Очертание её прекрасной ноги исчезло. Опухоль стала такой сильной, что воспаленные кожные ткани разрывались. Вся её нога от колена и вниз покрылась болячками и гнойными выделениями. Кожа отвердела, заболевание было диагностировано как слоновая болезнь. Доктор пытался облегчить её состояние, но его попытки были неуклюжи и болезненны и в конце концов было решено, что только Европа, где медицинские центры более развиты, может излечить её.

За каких-то 3 месяца рай Флоринды превратился в ад. В отчаянии, искренне страдая, она хотела лучше умереть, чем так продолжать. Ее страдания были так трогательны, что однажды девушка-служанка, будучи не в силах их больше выносить, призналась ей, что была подкуплена прежней любовницей Селестино, чтобы добавить определённый состав в пищу - яд, приготовленный магами. Служанка для искупления своей вины пообещала отвести её к знахарке, которая по слухам является единственным человеком, способным обезвредить яд.

Флоринда усмехнулась, вспомнив свои затруднения. Она была воспитана набожной католичкой. Она не верила ни в колдовство, ни в индейских знахарей. Боль её была, однако, столь интенсивной, а положение столь серьёзным, что она была готова идти на все. Селестино был категорически против. Он хотел передать служанку властям. Флоринда вмешалась не столько из жалости, сколько из опасения, что сама не найдет знахарку.

Внезапно Флоринда встала. Она сказала, что мне пора уезжать. Она взяла меня за руку и проводила до двери, как если бы я был старым и дорогим другом. Она объяснила, что я выдохся, потому что находиться в левостороннем сознании, это значит быть в особом и неустойчивом состоянии, пользоваться которым нужно с перерывами. Это, конечно, не состояние силы. Доказательством этого было хотя бы то, что я чуть не умер, когда Сильвио Мануэль попытался подстегнуть мое второе внимание, заставляя меня смело входить в него. Она сказала, что нет такого способа на земле, путем которого мы могли бы приказать кому бы то ни было или самим себе набирать знания. Это дело медленное, и тело в должное время и в должных обстоятельствах безупречности само ускоряет накопление знаний, без вмешательства желания.

06. ДАР ОРЛА - КАРЛОС КАСТАНЕДА
Аватара пользователя
Lever
****************
****************
 
Сообщения: 5814
Зарегистрирован:
16 окт 2006, 13:02
Откуда: Чехов, Подмосковье

Re: Гордыня в современном мире

Сообщение хохол* » 07 ноя 2010, 10:44

В современном мире место гордыни в заднице...
Аватара пользователя
хохол*
****************
****************
 
Сообщения: 16938
Зарегистрирован:
27 май 2009, 22:28
Откуда: Украина, Донецк

Re: Гордыня в современном мире

Сообщение Ом » 21 ноя 2010, 14:32

Вавилонская дорога не приведет в Иерусалим.
Безмолвие
Аватара пользователя
Ом
***************
***************
 
Сообщения: 3000
Зарегистрирован:
13 апр 2009, 21:06

Re: Гордыня в современном мире

Сообщение хохол* » 21 ноя 2010, 14:38

nayatl писал(а):по этим "картинкам":

Проктологическим? :shock:
Аватара пользователя
хохол*
****************
****************
 
Сообщения: 16938
Зарегистрирован:
27 май 2009, 22:28
Откуда: Украина, Донецк

Re: Гордыня в современном мире

Сообщение хохол* » 21 ноя 2010, 14:44

nayatl, просто развиваю мысль...
Кстати, откуда у Вас такие картинки? :eek:
Аватара пользователя
хохол*
****************
****************
 
Сообщения: 16938
Зарегистрирован:
27 май 2009, 22:28
Откуда: Украина, Донецк

Re: Гордыня в современном мире

Сообщение AROMA-of-FUTURE » 21 ноя 2010, 14:50

nayatl
ну и как она по этим картинкам определяется?
Аватара пользователя
AROMA-of-FUTURE
***
***
 
Сообщения: 65
Зарегистрирован:
05 ноя 2010, 15:47
Откуда: из Будущего

Re: Гордыня в современном мире

Сообщение Иван Бавин » 23 ноя 2010, 11:59

Lever писал(а):И что, без гордыни ни одно дело не может быть завершено? К чему Ваш пост?

к тому, что все хорошо что вмеру. Нам необходимы страх,боль.Для познания, жизни необходимо уметь сравнивать одно с другим.Но в гипертрафированной форме все это выглядит как неконтролируемая паника, ужас перед страданием и болью, зависть. #022
Иван Бавин
********
********
 
Сообщения: 306
Зарегистрирован:
10 сен 2010, 16:53

Re: Гордыня в современном мире

Сообщение Ивва » 25 ноя 2010, 20:09

nayatl писал(а):"тайна" гордыни может быть прослежена вот по этим "картинкам":

nayatl писал(а):щас тока изменю последовательность картинок...

Снизу вверх? Получится точка зрения Малевича. Впрочем, ни его одного. Завершением тогда должна стать прозрачность, поскольку если все есть, то цвет не нужен.
"Истинный путь жизни – это путь Истины, Ненасилия и Любви."
Индира Ганди
Ивва
****************
****************
 
Сообщения: 7038
Зарегистрирован:
24 ноя 2010, 15:30

Re: Гордыня в современном мире

Сообщение Ивва » 26 ноя 2010, 09:49

nayatl писал(а):- а вы знаете точку зрения Казимира Малевича? Хотелось бы услышать.

Пожалуйста:
Казимир Малевич писал в одном из своих писем, что "черный квадрат - зародыш всех возможностей..."
И вы графически изобразили, начиная, если снизу вверх, - с "точки зрения" на белом фоне. Огласите же, что сами имели ввиду.
"Истинный путь жизни – это путь Истины, Ненасилия и Любви."
Индира Ганди
Ивва
****************
****************
 
Сообщения: 7038
Зарегистрирован:
24 ноя 2010, 15:30

Re: Гордыня в современном мире

Сообщение Ивва » 26 ноя 2010, 10:23

nayatl? дело не столько в Малевиче.
nayatl писал(а):- хмм, нет я использовал более привычную направленность внимания: сверху вниз, НИСХОЖДЕНИЕ.....

Развертывание жизни... Мне привычней смотреть снизу вверх. Что-то типа расти обратно. Хотя, конечно, оба процесса взаимоувязаны. И на физике я как бы иду от головы вниз.
Как это связано с гордыней? Она же, как я понимаю, и есть самость, точка.
"Истинный путь жизни – это путь Истины, Ненасилия и Любви."
Индира Ганди
Ивва
****************
****************
 
Сообщения: 7038
Зарегистрирован:
24 ноя 2010, 15:30

След.

Вернуться в ВСТРЕЧИ ЕДИНОМЫШЛЕННИКОВ

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1